Поделиться
Нравится

Меню сайта

Категории раздела
Мои статьи [35]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 454

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Статистика Li.ru

Метрика
Яндекс.Метрика

Главная » Статьи » Мои статьи

«Украинский Робертино Лоретти» Андраник Алексанян: «Нет ничего невозможного»

Екатерина КОПАНЕВА, «ФАКТЫ»

24.12.2013

У 15-летнего хмельничанина, чей рост всего 108 сантиметров, появился шанс на выздоровление — с неизлечимым, как считали украинские врачи, заболеванием готовы справиться швейцарские медики. Оплатит операцию благодетель, пожелавший остаться неизвестным. Тем временем Андраник получил приглашение на учебу в венскую консерваторию

Сейчас у Андраника Алексаняна нет отбоя от поклонниц. 15-летний артист собирает аншлаги на своих концертах не только в Украине — после победы на «Детской Новой волне» талантливого мальчика приглашают выступать даже в Европу. Благодаря уникальному голосу Андраника называют украинским Робертино Лоретти. Не так давно у певца даже появился собственный сайт. На нем сотни фотографий, видео с выступлений и телефон продюсера. Продюсер — это мама мальчика Людмила.

— Если бы еще лет десять назад мне кто-то сказал, что я, простая провинциалка, буду продюсировать эстрадного певца, не поверила бы, — признается Людмила. — Нам поступали разные предложения, в том числе и от известных в шоу-бизнесе людей. Они готовы были подписать с сыном контракт. Но Андраник не соглашается: «Мам, у меня уже есть продюсер — это ты. Зачем мне кто-то еще?» Я и сама не хочу никому его отдавать. Для меня главное не деньги, а его здоровье. На свой рост — 108 сантиметров — Андраник уже научился не обращать внимания. Но из-за недуга у сына сильно болят кости. Видя, что с каждым годом ситуация ухудшается, а врачи абсолютно беспомощны, я уже совсем отчаялась. Даже не верилось, что еще может произойти чудо.

«Я подумал: если у меня так хорошо получается петь, может, мне… стать звездой?»

Мало кто знает, для чего во время выступлений Андраника на сцену выносят маленький стул. Это не элемент постановки и не часть продуманного номера. Спев две-три песни стоя, следующую композицию паренек исполняет сидя. По-другому он просто не может.

— Долго стоять или ходить не получается, — объясняет Андраник Алексанян. — К боли в костях я привык. Вот сейчас с вами разговариваю, кости болят, а я этого почти не замечаю. Но когда долго стоишь на сцене, боль становится невыносимой. Кажется, будто кости вот-вот… поломаются. Однажды чуть не потерял сознание. Поэтому стул на сцене — для подстраховки. Когда чувствую, что дела совсем плохи, сажусь и продолжаю петь. Стараюсь делать это грациозно — чтобы зрители подумали, что так и надо.

— У меня в такой момент сердце кровью обливается: я понимаю, что если сын сел на стул, значит, ему уже совсем нехорошо, — говорит Людмила. — Андраник обычно сдерживается и до последнего терпит, даже улыбается. Его выдают глаза…


(на фото: Андраник во время выступления)



(на фото: *Игорь Крутой, с которым Андраник познакомился на «Новой волне» в Юрмале, даже приглашал мальчика петь у себя на дне рождения (Фото с сайта www. artek.ua)

До тех пор, пока сыну не исполнилось три года, я была уверена, что он абсолютно здоров. Быстро развивался, почти не болел. А потом заметила, что Андраник почему-то не может становиться на бордюр. Ходит только по гладкой поверхности. Малейшее препятствие — и все, дальше не идет. «Ножки болят», — объяснял. Я повела сына в больницу. Но там заверили, что у нас все в порядке. Через месяц ситуация ухудшилась — Андраник стал меньше ходить даже по ровному асфальту. В какой-то момент останавливался и просил, чтобы его куда-нибудь усадили. А еще сын перестал расти. В пять лет остался почти таким же, каким был в три года. Я опять начала возить его по врачам. И только в одной из хмельницких больниц констатировали: Андраник серьезно болен. У него выявили ахондродисплазию — врожденный дефект костей. Позвав меня в кабинет, генетик сказала: «Это неизлечимая болезнь. Крепитесь. И будьте готовы ко всему. Дети с таким диагнозом часто умирают во сне. Если в позвоночнике повредится нерв, ваш сын однажды может не проснуться». После этих слов у меня перед глазами все поплыло. Врач продолжала что-то говорить, но я ее уже не слышала, выбежала из кабинета… Следующие полгода не спала ни одной ночи. Укладывая Андраника, я садилась рядом и до утра сидела, приложив руку к груди сына. Представляла, что если он, не дай Бог, перестанет дышать, тут же начну его будить, сделаю искусственное дыхание…

— А я не понимал, почему мама не спит, — вспоминает Андраник. — Если я спрашивал, она лишь улыбалась и говорила, что у нее бессонница. Спать ложилась только, когда я просыпался.

— Наверное, так люди и сходят с ума, — качает головой Людмила. — После полугода такой жизни я была близка к этому. Мы с мужем оба сильно похудели, думали только о том, что может случиться что-то плохое. Самое ужасное, что врачи не прописали Андранику никаких препаратов. Сказали, что болезнь не лечится. То же самое нам подтвердили в Киеве. Сыну становилось все хуже… Я боялась ночи, которая должна наступить, боялась следующего месяца. Знакомые строили планы, а я не могла даже думать о том, что будет через год. В голову лезли страшные мысли: вдруг сына к тому времени не станет? Но в какой-то момент взяла себя в руки. Помню, проснулась и подумала: так дальше не может продолжаться. Если я буду ждать, когда мой сын умрет, это действительно случится. О таком нельзя даже думать. Нужно жить и радоваться жизни.

— Тогда мама и купила мне магнитофон, с которого и началась моя карьера, — улыбается Андраник. — Я всегда любил музыку, но до этого ни разу не пел. А тут захотелось. Я попросил маму купить еще и микрофон. Она удивилась: «Зачем?» Но я настоял. И первым делом спел песню Дианы Гурцкая «Мама».

— Услышав, как он поет, мы с мужем не поверили, — говорит Людмила. — Решили, что включен телевизор или какая-то фонограмма. Такого чистого и сильного голоса я еще не слышала. Но это действительно пел наш сын! Увидев нашу реакцию, Андраник растерялся: «Мам, почему у тебя такое лицо? Вроде бы у меня неплохо получилось».

— Родители попросили спеть песню еще раз, — вспоминает Андраник. — Они были в шоке. Уже потом я понял, что это не из-за того, что я плохо пою, а наоборот. На следующий день меня пришли послушать соседи. И так громко мне аплодировали — как настоящей звезде! Тогда я подумал: если у меня так хорошо получается петь, может, мне… стать звездой?

«За несколько часов до концерта позвонили из филармонии: «Готовьтесь. В зале будет аншлаг. Раскуплены все билеты»

— Какое безобидное желание! — смеется Людмила. — Вечером сын мне его озвучил. «Мам, я хочу петь на большой сцене, — заявляет. — И в кино сниматься. Давай я буду артистом». Наверное, такое от своего ребенка слышит каждый второй родитель. Я могла бы не придавать этому значения, но мне так захотелось исполнить его мечту. Из-за постоянных болей Андраник почти всегда ходил грустный, часто плакал. А когда начал петь, у него будто крылья выросли. Поэтому я отвела сына на кружок вокала, а сама начала искать конкурсы для поющих детей.

Не прошло и года, как Андраник с мамой отправились в Киев — на конкурс «Крок до зірок». Там мальчик занял первое место. Его показали центральные телеканалы. На одном из них маленький певец заявил, что хоть у него и нет своих песен, он мечтает дать сольный концерт. Вскоре мечта осуществилась.

— Нас поддержали местные власти, разрешив провести концерт в здании хмельницкой филармонии, — рассказывает Людмила. — Хотя цена на билеты была символической, мы не ожидали, что многие захотят их купить. У нас в городе не очень-то жалуют даже знаменитых артистов — часто зал бывает полупустым. А тут никому не известный маленький ребенок. Но, видя, как Андранику все это нравится, я вплотную занялась подготовкой к концерту. Пока сын репетировал (он очень быстро запоминал песни — достаточно было два раза прочитать текст), я пошила ему костюмы: и классический, и народный, и блестящий — как сказал Андраник, эстрадный. Единственное, чего боялась, — чтобы сын выдержал двухчасовой концерт. Ведь это такая нагрузка на ноги! Тогда-то и появилась идея вынести на сцену стул. Но главная неожиданность была впереди. За несколько часов до концерта мне позвонили из филармонии: «Готовьтесь. В зале будет аншлаг. Раскуплены все билеты». Даже у меня от такой новости начался легкий мандраж. Андраник тоже растерялся: «Мам, а если людей будет очень много, вдруг они все меня раскритикуют? Или я что-то сделаю не так…» Я как могла его успокоила. В результате сын вышел на сцену, а я в зрительный зал так и не спустилась. Сидела за кулисами и молилась, чтобы все прошло хорошо.

— Наверное, благодаря этим молитвам у меня все получилось, — говорит Андраник. — Помню, выхожу на сцену — а там та-а-ак много людей! Все на меня смотрят и чего-то ждут. Но, как только я запел, все прошло. А уже на третьей песне даже танцевал на сцене. Правда, совсем немножко. Потом начали болеть ноги, и следующий номер исполнял уже сидя на стуле.

— Ты помнишь, как тебе аплодировали? — вытирает набежавшие на глаза слезы Людмила. — Люди хлопали стоя, дарили сыну цветы и мягкие игрушки. Для того чтобы увезти все подарки, нам понадобилась отдельная машина. Многие из них Андраник хранит до сих пор.


(на фото: *Все деньги, заработанные на концертах, Андраник сейчас отдает на лечение отца, у которого недавно удалили раковую опухоль (на фото Андраник с родителями) (Фото из семейного альбома)

С тех пор мальчик не раз побеждал во всеукраинских песенных конкурсах, получил президентскую премию «Зірка України». В 2010 году его пригласили на телешоу «Танцюю для тебе» — танцовщица Ксения Горб и боксер Вячеслав Узелков хотели выиграть для мальчика денежный приз.

— Я так волновался, — говорит Андраник. — Каждый эфир отправлял за них по десять sms-сообщений. Если бы Ксюша не упала и не получила травму, они точно победили бы. А если бы они выиграли для меня деньги, я смог бы обследоваться за границей. Но я решил не расстраиваться. Зато у меня появился настоящий друг — Вячеслав Узелков. Он такой классный! С тех пор мы постоянно общаемся по телефону. На мой день рождения он даже приезжал ко мне в гости.

Самое интересное началось в 2011 году, когда я попал на «Детскую Новую волну». Мама боялась меня туда отпускать из-за боли в ногах, но мы все-таки поехали. Я долго готовился, все хорошо продумал. И когда мы уже были в «Артеке», у меня… сел голос. Оказалось, аллергия на кипарис. Врачи дали мне лекарство, которым я мазал горло каждые пять минут. Аж затошнило. Зато голос появился. И вот представьте — на сцене объявляют мое имя, я выхожу и понимаю, что… забыл слова песни, которую так долго репетировал. «Опозорюсь сейчас, — думаю. — Еще ни один участник не забывал слова!» Я старался идти к микрофону очень медленно — тянул время. А слова все не вспоминались. Когда все-таки дошел до микрофона, сердце билось где-то в животе, ноги подкашивались. По мелодии я понял, что сейчас должен запеть. Открыл рот, и… случилось чудо — я все вспомнил! Мне как будто кто-то начал надиктовывать слова.

Как объявляли результаты, не видел — все плыло перед глазами. Радовался лишь одному: вспомнил слова, не опозорился! Больше ничего не надо было. «Андраник, у тебя все одиннадцатки! — объявил ведущий. — Самые высокие баллы!» Я подошел к маме. Ожидал, что она, как всегда, бросится меня обнимать. Но мама сама еще ничего не знала. Так разволновалась, что… прослушала оценки.

— Это правда, — улыбается Людмила. — Жюри назвало Андраника украинским Робертино Лоретти. В тот же день к нам подошел пожилой мужчина, лицо которого показалось очень знакомым. «Я хочу вам помочь, — сказал он. — Теперь у Андраника будет много концертов. Можно ваш телефон?» Записав мой номер, мужчина ушел. Только потом организаторы мне сказали, что это был отец Филиппа Киркорова Бедрос Филиппович. Тогда же сына пригласили в качестве гостя на взрослую «Новую волну» в Юрмале.

— А там с кем я только не познакомился! — увлеченно рассказывает Андраник. — И с Игорем Крутым, и с Иосифом Кобзоном. До сих пор иногда не верю, что все это на самом деле происходит. Кстати, Бедрос Филиппович сдержал слово — с тех пор регулярно звонит и приглашает меня на концерты. Он сказал, что мне нужно гастролировать. Так что я уже выступал и в России, и даже в Австрии. А недавно принимал участие в корпоративе, где пела сама Шер.

— После выступления в Вене сына пригласили в венскую консерваторию, — говорит Людмила. — В следующем месяце мы уже должны были туда ехать. Но пока не получится — у Андраника усилились боли в ногах. И я не знала, что с этим делать, — врачи ведь сказали, что болезнь неизлечима. Сын вырос до 108 сантиметров и остановился. Но рост для нас уже не главное. Плохо то, что у Андраника сильно болят кости. Многие известные люди интересовались здоровьем сына. Все говорили, что Андранику хорошо бы пройти обследование за границей. Но, узнав цены, я поняла, что это нереально. Все наши деньги сейчас уходят на лечение папы — несколько лет назад у мужа обнаружили онкологию. Я не просила сына отдавать нам деньги, но с тех пор все, что заработал, Андраник отдает мне. На себя не тратит ни копейки. «Сейчас главное — спасти папу», — говорит.

А недавно мне позвонил незнакомый мужчина: «Вы — мама Андраника? — спросил он. — Я готов оплатить вашему сыну обследование и лечение за границей. За деньги не беспокойтесь. Я слышал, что в Женеве есть хороший медицинский центр». Я пообещала этому человеку, что не назову его имени. Могу только сказать, что это олигарх из России. Через несколько дней он перезвонил и сказал, что уже записал Андраника на обследование. Я не верила, что так бывает — чтобы кто-то просто так решил нам помочь, ничего не требуя взамен. «Как я могу вас отблагодарить? — расплакалась я. — Все, что хотите, для вас сделаю!» «Пускай ваш сын будет здоров, — сказал мужчина. — Это все, что мне нужно». Каждый день молюсь за здоровье нашего благодетеля. Благодаря ему мы оказались в Женеве.

В клинике провели целый месяц. Когда ехали туда, я радовалась, что у нас появился такой шанс. А уже в Женеве стало страшно. Вдруг нам озвучат плохой вердикт? Увидев, как я волнуюсь, врач взял меня за руку: «Успокойтесь. У меня хорошие новости. Ваша проблема вполне решаема». Он рассказал, что Андранику все время больно из-за того, что у него стираются кости. Виной всему их неправильное расположение. Но это можно исправить хирургически. Для этого Андранику сделают две операции. Кстати, в венской консерватории сказали, что будут ждать Андраника столько, сколько потребуется. Поэтому, если все пойдет хорошо, сын уже в следующем году поедет туда учиться.

— И это возможно, представляете? — улыбается Андраник. — Я сам не верил! Пока даже не знаю, как это — жить без боли. Спокойно спать, ходить, танцевать на сцене… Думал: вдруг рано радуюсь и что-то не получится? Но врачи сказали, что уже делали такие операции и все проходило хорошо. Поэтому я верю. И все мои поклонники тоже. Каждый день мне пишут, звонят. Смотрите, какое я недавно получил письмо. Пишет девятилетняя Ангелина Костюк: «Дорогой Андраник! Я тяжело больна. Как и ты, я очень маленького роста и больше не вырасту. Раньше я все время плакала. Но, когда узнала о тебе, перестала. Ты такой сильный, поешь, несмотря ни на что. Богу это понравилось. Он увидел, как ты стараешься, и пришел тебе на помощь. Теперь я тоже буду сильной и буду стараться. Господь это заметит и обязательно поможет».

P.S. Все, кто хочет поддержать Андраника, могут связаться с ним по телефону: (096) 743−02−30 или написать ему письмо, используя эту форму



Источник: http://fakty.ua/174130-ukrainskij-robertino-loretti-andranik-aleksanyan-net-nichego-nevozmozhnogo
Категория: Мои статьи | Добавил: Kex (25.12.2013) | Автор: Луч E W
Просмотров: 1613 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
avatar
1
ЧТО ЖЕ СЕЙЧАС С ЛЕЧЕНИЕМ???
avatar
0
2
Процесс идёт.
avatar
Форма входа

Поиск

Друзья сайта


Группы в соцсетях

 


Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 454


Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz